8 в год: самый редкий способ передачи ВИЧ

8 в год: самый редкий способ передачи ВИЧ

Медицинский журналист Анастасия Кузина рассказывает о том, как заражаются инфекцией через инструменты и переливание крови.

Как получается, что в больницах заражают ВИЧ

Очередной случай заражения ВИЧ при переливании компонентов крови произошел в Екатеринбурге в конце 2015 года. Он еще не вошел в статистику и находится в стадии документирования. Но кроме него, уже есть сообщения из других регионов о четырех случаях подозрения на инфицирование ВИЧ при переливании компонентов крови, и еще о четырех — при «использовании нестерильного инструментария в медицинских учреждениях».
Внутрибольничное инфицирование не «началось» — оно продолжается, говорят специалисты в Федеральном центре СПИД.

Принято считать, что после того, как кровь стали отправлять на карантин, заражению ВИЧ при переливаниях был положен конец. На самом деле, «карантинизация» — это хранение плазмы до вторичной проверки донора через 6 месяцев. При этом элементы крови (лимфоциты и эритроциты) долго не хранятся и карантинизации не подлежат. То есть до определенной степени инфицирование, действительно, предотвратить можно. Но донор может заразиться в самом конце «срока проверки».

Первые случаи инфицирования в больнице произошли в 1988-1989 годах на юге России, тогда пострадало 270 детей и 22 взрослых. Несколько лет заражения не было, но с 2008 года опять начали регистрировать по 1-2 случая в год. А в 2014 их было сразу десять: в регионе ХМАО-Югра, Красноярском крае, Башкирской и Чеченской республиках, Свердловской, Псковской, Калужской, Новосибирской, Челябинской и Московской областях. В 2015 году их зарегистрировано пока 8, но это не окончательная цифра.

Расследовать сложно, говорят в Федеральном Центре СПИД. Медицинские учреждения зачастую стараются информацию скрыть. А люди, у которых был риск заразиться в больнице, не всегда соглашаются пройти обследование. А ведь иногда приходится проверить до полутора тысяч человек, которые лежали в больнице в момент, когда там было зафиксировано заражение. Именно поэтому точной статистики нет. Расследования могут идти очень долго, между инфицированием и обнаружением могут проходить годы.
Как получают компенсацию за заражение

Историю внутрибольничных заражений можно разделить на две части: массовое инфицирование в конце 1980-х — и еще более 40 человек пострадали в последние 10 лет. В свете последнего события Роспотребнадзор рассылает по регионам письмо «О мерах по предупреждению инфицирования ВИЧ при оказании медицинской помощи».

Первый и пока единственный случай при трансплантации был зафиксирован в 2000 году в Свердловской области — пациенту пересаживали почку. В дальнейшем случаи инфицирования, связанные с оказанием медицинской помощи, регистрировали в 40 регионах. Преимущественно это были дети, зараженные в детских больницах при медицинских манипуляциях.

«Взрослые» случаи пошли с 2011 года: сразу 3 человека в перинатальной клинике в Екатеринбурге, 2 — в Самарской области, 1 — в Чечне. Суд по трем пациенткам в Екатеринбурге шел три года и закончился только сейчас. Женщинам проводили процедуру иммунизации лимфоцитами в частной больнице — Преображенской клинике. Они лечились там от бесплодия, и были инфицированы кровью сотрудницы, которая стала донором. Клинику обязали выплатить каждой пациентке по 5 млн рублей.

«Женщины были выявлены в течение года после процедуры, — рассказывает Светлана Смирнова, заместитель главного врача областного Центра СПИД по эпидемиологическим вопросам. — Им была назначена антиретровирусная терапия, благодаря которой у одной из них родился здоровый ребенок. За их здоровье мы не беспокоимся, они все следят за ним, принимают лекарства, инфекционный процесс у них будет развиваться медленно. Но за то время, что шел суд, им пришлось вынести очень много — страх разглашения, проблемы в семье, обвинения в аморальном поведении. Они все через это прошли. Так что — компенсация достойная…»

Также в Екатеринбурге на днях закончился и суд по случаю 2014 года: мужчине в Свердловской областной больнице перелили кровь от пяти доноров, сразу двое из которых оказались инфицированными. Суд также закончился присуждением компенсации в 800 тысяч. В этом же лечебном учреждении произошло инфицирование в конце 2015 года. Пока известно только то, что пациент — девушка около 25 лет, она также инфицировалась при переливании.
В Свердловской области — не самая плохая ситуация. Просто, по словам сотрудников Федерального Центра СПИД, «там очень быстро и хорошо проводят эпидрасследования».

«У нас в области эпидемия генерализовалась, — продолжает Светлана Смирнова. — Это значит, что пораженность ВИЧ превысила 1% от количества населения. Из-за этого у нас очень много скрытых источников, то есть людей, которые считают себя здоровыми. Настолько здоровыми, что они спокойно идут сдавать кровь, как та санитарка в клинике. И если они заразились, условно говоря, вчера, то в ближайшие три месяца — так называемый период «серонегативного окна» — у них нельзя обнаружить вирус стандартными методами. Это увеличивает риски в донорстве крови и органов, и несмотря на то, что сегодня вкладываются огромные средства в меры безопасности, полностью исключить риск невозможно. И чем больше скрытых источников, тем больше вероятность инфицирования.

Реальное количество носителей инфекции — неизвестно

О числе скрытых источников можно судить по тому, что в одной только Свердловской области ежегодно выявляется от 60 до 100 ВИЧ-инфицированных доноров. Если выясняется, что они сдают кровь не в первый раз, начинается поиск тех, кто получал кровь от них.

«Отследить путь крови просто, — говорит Смирнова. — Обычно надо найти от одного до пяти человек, кому переливали ранее кровь от этого донора. Мы обращаемся в лечебное учреждение, и человеку приходит от нас бумага, где черным по белому написано: „Вы подверглись риску заражения, приходите на обследование“. Люди реагируют нормально. Чтобы исключить другие пути, мы запрашиваем наркологию, проверяем полового партнера. А чтобы исключить совпадение, мы проводим генотипирование вируса. …Но вообще-то, у нас в области карантинизация крови была введена только в 2004 году. Так что всем, кому переливали кровь до того, надо бы к нам прийти. Все это группа риска…»

Группу риска сейчас не определить четко. К примеру, в Свердловской области было введено обследование мужей беременных. В результате, у здоровых женщин за 2014 и 2015 годы было обнаружено более 200 половых партнеров с ВИЧ, чудом не успевших инфицировать их до и во время беременности.

В той же Преображенской клинике иммунизацию лимфоцитами проходили не 3, а 103 человека. Половина из этих женщин недоступна для служб Центра СПИД, и они даже не знают, что могут быть инфицированы. «С Преображенской клиникой все изначально было сложно, — говорит Смирнова. — Это частное учреждение, они засекретили все данные пациентов, и нам было очень сложно их получить. Выяснилось, что из 103 человек 83 — жительницы нашей области. Остальные — из других регионов. Мы всем разослали заказные письма с уведомлением. В других регионах проверились все. А из наших — только 25 человек. А мы даже к ним домой приходили. То есть состояние 58 женщин нам неизвестно. И хотя суд по Преображенке состоялся, возможно, это не конец истории…»

Кстати. Пять миллионов рублей — это, пожалуй, самая крупная компенсация, которую будет выплачивать больница за инфицирование пациента ВИЧ. Так, к примеру, пока не удается добиться приличной компенсации для ребенка, которого инфицировали в перинатальном центре Московской области сразу и ВИЧ, и гепатитом С.

В конце января 2015 года в России был зарегистрирован милионный ВИЧ-инфицированный, по неофициальной статистике зараженных больше. Самые распространенные пути заражения — это инъекционные наркотики (57,3% инфицированных) и незащищенный секс (40,3%). Распространению вируса, в частности, способствует катастрофический недостаток информации среди населения.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.